Групповой психоанализ в формате супервизии. «Дикая» супервизия и что с этим делать. - Групп-анализ
         Сайт
   Общественного
фонда Группанализ

конт. телефоны:
  +7 777 2744029     Марченко Виктор
  +7 777 2820704 Фазлеева Татьяна 
         Сайт
   Общественного
фонда Группанализ

конт. телефоны:
  +7 777 2744029     Марченко Виктор
  +7 777 2820704 Фазлеева Татьяна 
         Сайт
   Общественного
фонда Группанализ

конт. телефоны:
  +7 777 2744029     Марченко Виктор
  +7 777 2820704 Фазлеева Татьяна 
         Сайт
   Общественного
фонда Группанализ

конт. телефоны:
  +7 777 2744029     Марченко Виктор
  +7 777 2820704 Фазлеева Татьяна 
         Сайт
   Общественного
фонда Группанализ

конт. телефоны:
  +7 777 2744029     Марченко Виктор
  +7 777 2820704 Фазлеева Татьяна 

Групповой психоанализ в формате супервизии. «Дикая» супервизия и что с этим делать.

Каждый групп-аналитик и психотерапевт, практикующий групповой психоанализ, нуждается в компетентной супервизорской поддержке.

Бурное развитие групповой психотерапии привело к тому, что начинающие психотерапевты открывают в своей практике очень разные группы. А супервизора, как это бывает на развитом психотерапевтическом рынке, в той же организации просто нет. Поэтому находят супервизора не по принципу, что это – Мастер именно в моей проблеме, а из того, что есть на рынке. Зачастую запросы практики супервизанта превышает опыт супервизора.

До сих пор нередки случаи недостаточной квалификации супервизора, приводящие к негативному влиянию на процесс супервизии и на самого супервизируемого.

Групповой психоанализ в формате супервизии в Алматы. «Дикая» супервизия и что с этим делать.

Лучше всего будет показать это на примере собственного опыта супервизии в практике групповой психодинамической терапии. Показать, как влияет на супервизанта наличие или отсутствие специфического опыта у супервизора, а также раскрыть алгоритм внедрения новых методов работы в групповом психоанализе в условиях частной практики.

Здесь мы используем личный опыт супервизий за последние пять лет. За это время мы открыли для себя шесть новых направлений психотерапии: группа шизофренических пациентов в психиатрическом стационаре, работа в ко-терапии, группа психотиков в частной амбулаторной практике, группа родственников душевно нездоровых людей, группа супружеских пар, семейная и супружеская терапии.

И для каждого из направлений мы нуждались в супервизорской поддержке. Поэтому наш опыт супервизии включает как долгосрочную интервизорскую группу, так и долгосрочную индивидуальную супервизию с несколькими аналитиками в разных областях.

Давайте проясним ограничения супервизии. Для этого нужно ответить на следующие вопросы:

  • Каким образом супервизор может ограничивать, тормозить или останавливать развитие супервизанта?
  • Существует ли реальный опыт нахождения диалога с некомпетентными супервизорами?
  • Каковы варианты выхода из проблемы недостаточной практики супервизора?
  • Каков реальный ущерб от «диких» супервизий?

Ловушка сверхкомпетенции супервизора

Рассмотрим клинические примеры.

1. «Дикая» групповая супервизия.

Такой будет супервизия в ситуации, когда у супервизора нет соответствующей квалификации, рамки супервизии не заданы, группа не имеет опыта работы не только с пациентами психотиками, но просто терапевтического опыта,   реакции группы не нормируются, все побочные эффекты такой супервизии сбрасываются на супервизанта.

Групповой психоанализ в формате супервизии в Алматы. «Дикая» супервизия и что с этим делать.

2. «Дикая супервизия от мэтра».

Супервизор с зарубежной страны с большим опытом ведения амбулаторных пациентов как в собственной практике, так и в качестве обучающего аналитика на базе университета. Но без опыта работы в психиатрическом стационаре, без опыта работы с психотическими пациентами. Но он специалист ЕГАТИН, практикующий групповой психоанализ, супервизор, и в своей стране очень уважаемый человек в групповом анализе.

Супервизия была групповая. Необходимо было предоставлять случай как учебный материал. Так как у других студентов вообще не было ни группового, никакого другого опыта, то эту группу «супервизировали» все, кто мог.

Супервизор сказал: Ок, я буду супервизировать.

Была заявлена проблема – А правильно ли мы ведем группу психотиков в стационаре?

Что делал этот супервизор:

Задавал уточняющие вопросы – А почему решетки в психиатрическом стационаре? А почему пациенты пьют лекарства? А зачем они одеты в пижамы? Почему пациент должен отчитываться об увольнении, перед медсестрой? Почему врача во время группы могут вызвать по делам?

Ему было явно интересно соприкоснуться с другим опытом работы.

После расспросов он сказал, что все делается не правильно, он так обычно не делает. И спросил, что думают остальные. Остальные думали, что психиатров надо истреблять как класс. Что медикаментозное лечение психозов это – варварство и садизм. Что надо выпустить всех пациентов из психиатрического стационара. Почему их заставляют мыться?

Один из руководителей прямо сказала – я запрещаю Вам работать! Вы должны немедленно прекратить работать с психотиками, потому что Вы не имеете права!

Давались оценки: Вы разрушенный терапевт.

Супервизор задавал глупые вопросы и предположения. Например: а Вы не пробовали их распустить по домам?

Вывод – когда человек не в практике, то он задает кучу ненужных вопросов и предположений. И в итоге вместо расширения опыта супервизируемого мы получили клеймо «не таких». И «я бы сделал лучше».

Групповой психоанализ в формате супервизии в Алматы. «Дикая» супервизия и что с этим делать.

Анализ. Почему эту супервизию можно назвать «дикой»?

Во-первых, потому что терапевт явно был очарован своим сверхвсеведением.

Во вторых, не были заданы рамки высказывания для аудитории.

В третьих, аудитория была из студентов, которые не имели никакого психотерапевтического опыта.

Итог. Супервизор улетел в свою страну.

В результате этой супервизии моя коллега была очень травмирована. При упоминании этой супервизии несколько месяцев не могла сдержать слез. Для меня это показатель очень травмирующей ситуации.

Выводы, которые мы сделали с коллегой:

  • Во-первых, мы не выносим на групповое обсуждение наши группы с психотиками, если супервизор не компетентен в этом вопросе, т.е. это должен быть врач-психиатр с опытом психоаналитического лечения шизофрении и ведения групп психотиков.
  • Во-вторых, группа должна быть из специалистов как минимум с опытом ведения групп.

Позитивные примеры групповой супервизии

1. Европейский групп-аналитик, серьезно практикующий групповой психоанализ, когда ему был предоставлен тот же материал, отказался от супервизии, с такими словами: Я уже 15 лет не работаю с тяжелыми пациентами. Поэтому супервизировать Ваш случай не имею права.

2. Другой групповой аналитик европейской страны. Он работал в психиатрии, работал в психиатрическом стационаре, работал в ко-терапии – он понимал те проблемы которые были заявлены.

Он сделал следующее: очень жестко задал регламент, структуру, запретил внешнему кругу вообще что-то говорить, нарушителей попросил удалиться. Дал очень жесткие рамки на высказывания, никакой свободы, какую могут допускать другие супервизоры. И на этой супервизии были прояснены многие вопросы и получена поддержка.

Выводы – после этой супервизии появилась надежда, что если на групповой супервизии ведущий разбирается в проблеме и может создать жесткий контейнер, то групповая супервизия может быть терапевтичной с тяжелыми пациентами.

Взгляд с обратной стороны супервизии

Групповой психоанализ в формате супервизии в Алматы. «Дикая» супервизия и что с этим делать.

А вот еще один пример.

Супервизор с опытом работы с психотическими пациентами.

В начале, нашей ко-терапии было принято решение взять супервизора, который имеет богатый опыт групповой работы, опыт ко-терапии и работы со стационарными пациентами.

Очень быстро этот супервизор наладил рабочую супервизионную группу – он и два ко-терапевта, что привело к существенному уменьшению непродуктивной тревоги. Было получено масса полезных рекомендаций по типу «домашние хитрости». Были разобраны многие серьезные вопросы и дилеммы которые ставит перед начинающим терапевтом работа в стационаре. В целом в течении двух лет шла продуктивная работа.

Выводы, которые мы сделали из анализа этого опыта — для супервизии нужно брать человека который очень хорошо разбирается в условиях проведения группы – в данном случае психиатрический стационар, в особенностях больных, в особенностях принудительного лечения, в психологии шизофрении.

Два года мы успешно супервизировали с ним две группы невротиков в амбулатории, и психотиков в стационаре.

В марте 2012 года мы решили добавить к нашим группам психотиков амбулаторно и группу родственников душевнобольных.

Групповой психоанализ в формате супервизии в Алматы. «Дикая» супервизия и что с этим делать.

Добавим контекст

Вот здесь проявился феномен частной некомпетентности супервизора. Надо добавить, что этот супервизор до работы с нами придерживался взглядов, что психотиков нужно лечить только под прикрытием стационара, а группы родственников он пытался создать, но ни разу не получилось.

Наша инновация и для нас, и для него была в том, что мы стали работать с психотиками под прикрытием психотерапевтической работы с родственниками душевнобольных.

Опыт №1. Грабли частичной некомпетентности

Сразу же бросилось в глаза некомпетентность супервизора. В начале формирования опыта в любой из категорий пациентов мне самому и многим моим коллегам важны именно «технические мелочи» которыми щедро делится супервизор, который имеет опыт работы с такими пациентами и в таких условиях.

В данном случае наш супервизор сразу стал «плавать». У нас возникло острое недопонимание. Множество сессий были посвящены тому, что мы рассказывали ему о технических деталях работы.

Как будто повторился опыт с супервизией психотиков в стационаре, когда у супервизора нет такого опыта. Стал задавать глупые вопросы. У него были сомнения, а правильно ли поставлен диагноз или нет.

Опыт №2. Как была решена проблема «частичной некомпетентности достаточно хорошего супервизора»

Через полгода взаимных мучений мы предложили ему провести очное наблюдение в наших группах. Он поприсутствовал на двух группах по две сессии. Поле этого глупые вопросы: а действительно ли у Вас в группе пациент-психотик? отпали.

Сказал – что да, вот эти пациенты, про которых я сильно сомневался – да, они действительно психотики.

Забегая вперед, скажем, что сомнение супервизора в правильности диагноза потом повторялось и с другими супервизорами. Решила сомнения у одного – очная встреча с пациентом, у другого – косвенный признак, когда пациент дал очередной психоз, то он сказал – ну, да! я был не прав, это действительно шизофрения.

Эти сомнения супервизора в правильности диагноза сильно бьют по супервизанту, потому что ты вынужден оправдываться в том, в чем не виноват. А ведь волей – не волей супервизант находится в зависимой от супервизора позиции и должен прислушиваться к его мнению и учитывать его приоритеты.

Групповой психоанализ в формате супервизии в Алматы. «Дикая» супервизия и что с этим делать.

Опыт № 3. И еще раз те же самые грабли

В 2013 году мы взяли еще один, новый для нас, тип групп и пациентов – группу супружеских пар. Мы опять закономерно столкнулись с непониманием этого супервизора специфической динамики таких групп. Ситуация повторилась один в один. То есть это уже третья категория группы, где мы нуждались в помощи, а он не вел. Поэтому через несколько супервизий мы решили прекратить супервизировать эту группу у него, а поискать другого специалиста.

В этом случае мы решили найти супервизора, который бы занимался только супружескими парами. Поэтому мы нашли супервизора по парам и семьям. Группу супружеских пар мы оставили в интервизии, а с супервизором работаем, как с семьями.

Опыт № 4. Средние и большие группы

У этого супервизора была идея, что такие группы не терапевтичны, и поэтому, когда мы разговаривали на тему – а надо ли добавить такие группы – он отвечал, что так лучше не делать. В итоге, мы открыли подобные группы для наших пациентов только после окончания супервизий у него.

Типичные ошибки супервизоров

На этих примерах хорошо видны типичные ошибки супервизоров:

  1. Супервизоры часто переоценивают свои возможности приносить пользу, новый опыт для супервизанта, не раня его и не вводя в заблуждение своим невежеством и ограничениями.
  2. При работе с группой супервизоры преувеличивают возможности группы в контейнировании тяжелых психотических состояний, часто не понимают параллельные процессы, которые запускаются на подобных супервизиях. Тот, кто понимает, либо создает жесткие рамки супервизии, либо отказывается.
  3. Некоторые супервизоры берутся супервизировать те случаи, в которых они не разбираются. Если супервизор опытный, то ситуацию могут облегчить очное наблюдение или видео-конспекты сессии. Может быть, индивидуальные интервью с пациентами по Скайпу.

Сверхкомпетентность супервизора грозит:

  1. Сильной травматизацией супервизанта.
  2. Замедлением самой супервизорской работы – масса времени тратиться на то, чтобы обучить супервизора (А что же там происходит на группах подобного типа и которые я никогда не вел?) Это – обучение за счет пациента. Например, в нашем случае супервизор поменял точку зрения о том, что с психотиками нельзя работать в частной практике амбулаторно, и в дальнейшем сам взял амбулаторную группу психотиков.
  3. Супервизор может привести к ситуациии, в которой супервизант, хочешь – не хочешь, впитает не только технические приемы супервизора, не только теоретические основы, но и систему ценностей и предпочтений супервизора.

С уважением groupanalysis.kz

Рекомендуем прочитать:

Добавить комментарий

Спасибо, что поделились в соц. сетях:

Обучение психотерапии по европейским стандартам.

ЗАПИСАТЬСЯ

Обучение групп-анализу

Свежие записи